Гражданская война в разрезе региональной истории: голод в Туркестане 1918–1920-х гг.

Голод, охвативший Туркестан в первые послеоктябрьские годы, как и в России вспыхнул из сплетения множества факторов. В их числе тяжелые последствия первой мировой и гражданской войны, стихийные бедствия, установление режима «военного коммунизма», вызвавшего в сельском хозяйстве разрушительные тенденции обвального характера.

Положение усугубилось суровой зимой и небывалой засухой весной 1917 — 1918 гг. Богарные посевы зерновых погибли совершенно. Из-за бескормицы шел массовый забой скота (Туркестан в начале XX века: к истории истоков национальной независимости. Ташкент, 2000. С. 48).

В целом хлебный дефицит определился в Туркестане к тому времени в размере 50 млн. пудов. Дневная норма хлеба для городского населения снизилась до 200 г. на человека. Сельское же население употребляло в пищу различные суррогаты и дикорастующие растения.

Вместе с тем с общими для российского государства процессами, обусловившими острейший продовольственный кризис, в Туркестане имели место специфические причины. Главная из них — государственная политика, нацеленная на установление хлопковой монокультуры, поэтому особенно бедстововало население хлопкосеющих районов.

К 1919 г. дефицит хлеба составил почти 100 млн. пудов. Это было вызвано как стремительным сокращением Туркестанской хлебной нивы, так и устойчивым оскудением поставок зерна, взамен на хлопок, из России. Так, если в 1916 г. из внутренних губерний России было вывезено 22 млн. пудов зерна, в 1917 — 1,9 млн, то в 1919 г. — почти ничего. В самой же республике в 1919 г. было заготовлено лишь 5,3 млн. пудов хлеба. Всего по нескольку килограмм на одного житела в расчете на год (История народного хозяйства Узбекистана. Ташкент, Т. 1. 1962. С. 50–51.

В результате небывалый голод охватил в Туркреспублике более 1200 тыс. человек (Тилеукулов С. Туркестан на историческом повороте 1917—1920 гг. // С. Тилеукулов, А.А. Голованов, Ш. Оразымбетов, С. Касанбаев. С. 144).

В это время, правительство использовало для нужд фронта даже те небольшие запасы продовольствия, которые сохранились в республике. Так, в первой половине 1919 г. только на Закаспийском фронте в качестве горючего было использовано 198 цистерны растительного масла. Для паровозов Туркестанских железных дорог — 53 цистерны (Народное хозяйство Туркестана. 1919. № 22. С. 8). А на нужды населения оказалось выделено всего 63 цистерны этого масла (ЦГА РУз (Центральный государственный архив Республики Узбекистан). Ф. 41. Оп. 1. Д. 32. Л. 68.). В целом, к февралю 1919 г. паровозами было использовано в виде горючето 600 тыс. пудов растительного масла (Народное хозяйство Туркестана. 1919. № 3. С. 20).

Из-за нехватки дров и угля в качестве горючего применялись и иные продовольственные продукты. Например, на участке Аральского моря — сушеная рыба и жмых (Там же. 1919. № 6. С. 2).

Тяжелым бременем на плечи сельских жителей легла необходимисть содержать Красную армию. Только в Туркестане насчитывалось до 100 тыс. красноармейцев. Нередко в ходе военных действий между красноармейцами и басмаческим движением посевы уничтожались на корню. По данным обследования чрезвычайной комиссии ТуркЦИКа только в сентябре—октябре 1921 г. оказались разоренными 80029 хозяйств, количество голодающих составило 227059 чел., погибло от голода 64336, а 159959 чел. находились под угрозой голода (ЦГА РУз. Ф. 17. Оп. 1. Д. 1197а. Л. 19–21).

К сказанному стоит добавить, что тяжелейшее продовольственное положении Туркестана заметно осложнилось и в связи с жесточайшей засухой, охватившей центральные районы России. Вызванный ею неурожай привел практически к прекращению поставок зерна в республику, в обмен на хлопок, и одновременно к огромному наплыву беженцев.

Как отмечалось в документах тех лет, с весны 1921 г. огромная волна голодающих, «быстро заполняя собой Оренбургские степи, докатилась до центрального узла Туркестана, оседая большими партиями в Ташкенте» (ЦГА РУз. Ф. 17. Оп. 1. Д. 296. Л. 536).

В июле 1921 г. была создана Центральная комиссия помощи голодающим народам России — ЦК Помгол при ТуркЦИКе. На нее были возложены задачи по сбору и закупке продовольствия, организация различных благотворительных мероприятий по оказанию гуманитарной помощи российским губерниям, охваченных голодом.

Только в 1921 — 1922 гг., помимо беженцев, Туркестан принял на свое иждивение 500 тыс. человек. Значимость такого масштаба эвакуации выглядит особенно красноречиво, если принять во внимание, что в целом из голодающих российских губерний в то время было направлено в относительно благополучные регионы страны 900 тыс. человек (Макарова Г.П. Народный комиссариат по делам национальностей РСФСР (1917 — 1923 гг.). Исторический очерк. М., 1987. С. 126).

Основная часть прибывших в Туркреспублику была направлена в сельские районы. Широкий размах приобрели в Туркестане акции по сбору денежных средств и продовольствия в фонд «помощи голодающим Поволжья и Приуралья» (Известия (Ташкент). 1922. 15 января).

В конце июля в Оренбург было направлено 10 вагонов хлеба и 6 вагонов рыбы, собранных населением Ташкента и Ташкентского уезда (Туркестан в начале XX века… С. 491). Наряду с этим 31 июля Помгол отправил маршрутный поезд с продовольствием в составе 24 вагонов из Семиреченской области. 1 августа оттуда же — 25 вагонов (ЦГА РУз. Ф. 25. Оп. 1. Д. 483. Л. 567).

В целом уже к началу осени 1921 г. при помощи жителей край оказалось направлено в фонд помощи голодающим только хлеба 600 тыс. пудов (Туркестан в начале XX века… С. 492). Кроме того, правительство Туркреспублики установило с 1 января 1922 г. так называемый «голодный» налог, поступающий в распоряжение ЦК Помгола.

В результате этого с 1 января по 1 декабря 1922 г. в ЦК Помгол Туркреспублики поступило 24,5 млн. руб. денежных отчислений и пожертвований, окола 69 тыс. пудов продовольствия, 14,4 тыс. предметов одежды (ЦГА РУз. Ф. 22. Оп. 1. Д. 54. Л. 15–16).

Но ресурсные возможности Туркреспублики были не безграничны. Непосильное налоговое бремя в сочетании с многотысячным потоком беженцев и эвакуированых, вызвало в 1922 — 1923 гг. новую вспышку массового голода в Туркестане (Там же. Л. 94–95).

Пытаясь смягчить взрывоопасную обстановку и исходя из чрезвычайной сложности сбора голналога, правительство республики отменило его в январе 1923 г. Одновременно позитивное воздействие на состояние экономики стали оказывать меры, предпринятые в русле нэповского реформирования. Все это в совокупности способствовало угасанию голода и заметному улучшению материального положения населения.

Котюкова Татьяна Викторовна
кандидат исторических наук
ученый секретарь Всероссийского научно-исследовательского института документоведения и архивного дела

Источник: Конференция «Гражданская война на востоке России»

Популярное: 
Да

Другие материалы по теме

Из истории гражданской войны в СССР. Документы и материалы. Иностранная военная интервенция и гражданская война в Средней Азии и Казахстане, в 2-х т. — T. 2. Сентябрь 1919 г — декабрь 1920 г.

Из истории гражданской войны в СССР. Документы и материалы. Иностранная военная интервенция и гражданская война в Средней Азии и Казахстане, в 2-...

Война, мятежи, этническая чистка и голод. Выдержки из книги Марко Буттино "Революция наоборот"

Теперь, представляя себе местность и население, мы можем заняться изучением процесса, приведшего к падению всего колониального порядка. События, давшие толчок к нарушению...

Белая Гвардия Туркестана

Традиционно принято считать, что гражданская война в Туркестане представляла собой борьбу большевистских сил (Красной Армии, милиции, ВЧК-ГПУ) с...

Из истории гражданской войны в СССР. Документы и материалы. Иностранная военная интервенция и гражданская война в Средней Азии и Казахстане, в 2-х т. — Том 1. Май 1918 г. — сентябрь 1919 г.

Из истории гражданской войны в СССР. Документы и материалы. Иностранная военная интервенция...