Доклад Н. Хусаинова о Восточной Бухаре (просвещение, басмачи, муллы и др)

I. Организация власти в Восточной Бухаре.

Начиная от Шахрезяба вплоть до Дюшамбе во всех районах, где нет повстанцев, власть бухарского правительства существует исключительно в городах, где она возглавляется Ревкомами. Представителями последних являются бывшие эмирские чиновники и крупные баи, например председатель Гузарского Ревкома бывший чиновник Шахрезябского бека, дядя эмира; председатель  Баясунского Ревкома – крупный торговец, председатель ревкома в Динау-брат быв. Динавского бека. Советов до настоящего времени нет. Насколько плодотворно деятельность Ревкома, видно из того, что отделов, существующих на бумаге, при Ревкомах в действительности нет; есть лишь отдельные лица, называющие себя отделами, которые ничего не делают, за незнанием инструкций, ни средств.

Председатели власти никакого авторитета у населения не имеют. Это объясняется с одной стороны тем, что Бухарское правительство  до настоящего времени не пыталось подойти к населению, а с другой стороны  поведением Ревкомов. Председатели последних, назначенные центральной властью независимо от их прежнего социального положения, никакой заботливости  к населению не проявляют, как по неопытности так и в силу своей идеологии, да и материально противоположны интересам трудящегося населения; деятельность их сводится к обеспечению благополучия, как собственного, так и их классовых друзей. Дехканское население не только ничего не получившее после переворота, но вынужденное платить еще большие налоги и наборы, чем при эмире, разумеется, не может с доверием взирать на представителей власти.

II. Просвещение.

Просвещение в областях отсутствует: нет школ ни старого типа, ни нового. Заведывающие Отделами просвещения «пуарифы» ничего не предпринимают в смысле распространения просвещения, не имея ни соответствующих инструкций, ни денежных средств и учебных пособий, ни учителей, таким образом, не существует даже первоначального обучения грамоте. Школы старого типа «медресе» /напр. в Денау, в Балсуне/ разрушены и ничего не сделано, по части, хотя бы незначительного ремонта и приспособления их для школ нового типа, несмотря на то, что потребные для этого усилия незначительны и нет недостатка в подходящих зданиях.

III. Роль духовенства.

В то время как просветительная работа отсутствует, влияние духовенства на умы и сердца населения чувствуется всюду. Благодаря с одной стороны непринятию правительством мер к ограничению влияния духовенства, с другой стороны тесной связи и постоянному общению последнего с населением, духовенство пользуется до сих пор влиянием, как на представителей власти, так и на простое население, причем влияние это оказывается более в городах, чем в кишлаках.

Между тем к ограничению влияния духовенства представлялась возможность: стоило лишь развить соответственную пропаганду с целью дискредитировать отдельных представителей духовенства в глазах массы и изолировать население от более влиятельных мулл путем перевода последних в другие районы, заменяя их более либеральными муллами, или просто высылкою из пределов Бухары. Наконец, той же цели можно было достигнуть чисто практическим путем: проявляя большую заботливость о населении, на деле доказать беспочвенность и должность их агитации.

IV. Экономическое положение.

Районы Шахризяба, Байсуна, Денау, Юрчи, Карата настолько богаты удобными для земледелия участками, что в них нет ограничения землевладения декхан, каждый завоевывает столько, сколько может. В среднем каждый декхан имеет от 20 до 50 десятин, как богарной /главным образом/, так и поливной земли: последняя занята садами, огородами, посевами риса и хлопка. Помимо засеянных участков большая площадь совершенно никем не занята и в будущем может быть использована, как в целях государственного хозяйства, так и в случаях наделения землею малоземельных и безземельных дехкан других районов. Урожайность богарной земли такова: что десятина дает от 80 до 120 пудов пшеницы. В районе Шахризяба, Денау и Юрчи огромная площадь земли в несколько десятков тысяч десятин могла бы быть орошена без больших затрат.

Как следствие всего этого, является богатство Восточной Бухары сельско-хозяйственными продуктами. Если бы Восточная Бухара не была захвачена восстанием, она могла бы дать в настоящее время без ущерба для населения около 3.000.000 пудов зерна, один Байсучский район, посевами дехкани аксакалов, мог бы дать 300.000 пудов.

Занимаясь кроме земледелия и скотоводством, население имеет много скота: в районе Каратага, Дюшамбе и Бальджу еще не так давно были лица, имеющие от 3 до 5 тысяч голов скота мелкого/баранов и коз. Вследствие неумелых действий властей большая половина скота угнана в Афганистан.

Кустарная промышленность проявляется в занятиях ткачеством /вырабатывает высокий сорт маты/ «алача», кожевным и кузнецким делом, пока обслуживающие лишь нужды местного населения. Небольшими усилиями можно постигнуть поднятия этих промыслов на должную высоту, на какой они были в прежнее время, когда напр. алача  была предметом вывоза в другие районы Бухары.

Экономическая политика в Восточной Бухаре отсутствует, зато процветает бессистемное и бесконтрольное забирание продовольствия и скота у населенияпод видом покупки с уплатой расписками вместо денег, задолженность правительства в одном Шарибад-Байсун-Термезском районе выражается суммою в 6 миллиардов рублей. Местные власти, не имея указаний из центра, ни собственного опыта, забирают у населения  все, что им заблагорассудится, выдавая ничего не значащие расписки, за которые не уплачено еще с начала революции. Вполне понятно, что отношение населения к представителям власти может быть только враждебное.

V. Партийная работа.

Партийные организации существуют официально, но фактически их нет. Партия состоит из бывших чиновников и торговцев, которые смотрят на партийность с точки зрения лишь собственного благополучия, напр., в Байсуне, Гузаре, Шахризябе и друг. городах все сотрудники Ревкомов и правительственных учреждений, независимо от их  классового положения, считаются членами партии, но работы среди кишлачного населения не ведутся, да и не могут ее вести по своей буржуазной идеологии. Понятно, что в кишлаках не знают ни партии, ни ее задач. Политическая работа в смысле сближения правительства  с народом и разъяснения задач Революции, отсутствует. Ни революционных праздников, ни митингов, ни бесед не устраивается, не говоря уже о брошюрах и воззваниях, а потому население не имеет ни малейшего представления о задачах Революции в новом строительстве, а на самый переворот смотрят, как на простую замену  Эмира «другими лицами» «джедидами», почему и нынешнее правительство называет джедидиским правительством. До настоящего времени правительство ничего не предпринимало для организации профессионального движения, а потому не профессиональных, ни декханских союзов в Восточной Бухаре не существует.

VI. Отношение населения к русским.

Отношение населения к русским дружественное и в беседах с жителями Восточной Бухары приходилось слышать, что они помнят еще старые хорошие отношения с русскими и что вражды к ним они не пытают, по их же словам, случаев насилия, чинимых будто бы русскими в районах Восточной Бухары не было. И я лично в Байсуне, Денау, в Дюшамбе не наблюдал случаев насилия и бандитизма со стороны русских войск.

VII. Повстаническое движение.

В Восточной Бухаре существуют три самостоятельных движения: экономическое, реакционное и басмаческое.

Экономическое движение является естественным следствием ненормальной экономической политики  и оторванности представителей власти от массы.

Этим движением охвачена большая часть Восточной Бухары, население которой требует права выборов представителей власти, а не по назначению из центра, облегчения налогов и уничтожения незаконных поборов.

Реакционное движение, насчитывающее от 2 до 21 тысячи сторонников, имеет целью восстановление эмира и шариата. Из вождей этого движения более влиятельными являются: Даулетмен с отрядом до 500 человек, Иман-Султан и Фузаил Максум.

Басмачество само по себе ничтожно и ограничивается шайками, общей численностью до 300 человек. Шайки Джаббарбека, Клыч-бека, Мирза-Кабула и Шейка грабят население и ничего кроме ненависти к себе со стороны последнего не вызывают. У них нет политических требований и вожди их домогаются назначения на ответственные и доходные должности, напр. Джабар хочет быть назначенным Председателем Ч.К. или председателем Ревокма в Яккабарге.

Есть еще довольно сильная, враждебная правительству группа, стоящая особняком от всех перечисленных движений. Это локайцы, гордое, воинственное узбекское племя, чуткое ко всяким посягательствам на его самостоятельность. Какие-либо политические или экономические требования у них отсутствуют и деятельность их сводится к нападениям на всех проникающих в населенный ими район.

VIII. Политика Бухарского правительства.

Отношение Бухарского Правительства определенно враждебное, как к коммунизму и советской политике вообще, так и русским в частном. Правительство поставило себе задачу организовать конституционную  монархию и слиться панисламистским движением.

Представитель Правительства Ата-Ходжаев в бытность свою в Восточной Бухаре на тайных совещаниях в мечетях с аксакалами влиятельными баями уговаривал их отказывать в каком-либо содействии русским войскам, и даже требовать удаления их из Бухары ввиду необходимости установления монархии  для объединения мусульманского мира выставить требования  восстановления эмирата с Файзуллой во главе. Те же задачи ставились и предводителям шаек Давлет-Хану, Ишан-Султан-Хану и Фузаил Максусу, которые для проведения в жизнь заданий  Ата-Ходжаева были назначены председателями Ревкома.

Это было  и во время приезда в Восточную Бухару Председателя Бухцика Усман Ходжаева, который говорил председателям Ревкомов, чтобы они отказывали русским войскам в снабжении и тем самым создавали положение, при котором русские должны бы были изыскивать незаконные добывания продовольствия, что неминуемо должно было бы вызвать обострение отношений между русскими и населением. В Юрчи, опираясь на отряд Али Риза, Усман Ходжаев пытался разоружить отряд в 3 бригады и лишь благодаря стараниям командира бригады тов. Никитина случай этот не окончился кровавым столкновением, к которому Бухарские части были уже подготовлены Али Ризой.

Самое выступление в Дюшамбе, предпринятое Усман-Ходжаевым и направленное против русского гарнизона, не представляет собою какую-то изменническую выходку вышедшего из подчинения  намеченного правительством плана, исполнение которого было возложено на одного из самых членов правительства – председателя ЦИК.

Недалеко от Старой Бухары в районе Вагаизи-Гыдж-Дуван Бустан-Азизабад оперирует шайка в 300 всадников, официально считающаяся басмаческой, но в действительности, организованная нынешним Председателем Цика Аминовым, содержимая Правительством и им же снабженная оружием, на нее возложена задача по поддерживанию связи с Усман Ходжаевым и Али-Ризой.

Когда Начальником Байсунского гарнизона был получен боевой приказ командира 3 бригады о переброске в Дюшамбе продовольствия /в том числе крайне необходимой русским частям соли/ Байсунский Ревком в течение трех дней не представлял перевозочных средств, что заставило начальника гарнизона изыскивать средства при помощи вооруженной силы, та же история повторилась в Денау, где ни Денаувский, ни Юрчинский Ревкомы не оказали нужного содействия. Между тем эти ревкомы использовали эти случаи для агитации против русских, которыми производились захваты транспорта помимо желания представителей Бухарской власти.

В то время как русские красноармейцы получали в Дюшамбе по пол лепешки, бухарские солдаты получали полную порцию хлеба. Этим бухарские власти определенно подчеркивали нежелательность дальнейшего пребывания русских частей в Бухаре.

IX. Состояние русских войск.

В связи с политикой правительства положение русских войск крайне тяжелое. Плохо одетые /есть красноармейцы, не имеющие шинелей/, плохо расквартированные, они в довершение всего недостаточно снабжаются продовольствием. 1 ½  фунта хлеба, 16 золотников крупы, и 1/4 фунта мяса слишком недостаточны для солдата, живущего в обстановке военного времени. Некоторые красноармейцы, вынуждаемые голодом, ходят к жителям за куском хлеба или чего-нибудь съестного, как милостыни. Красноармеец получает в день 2 фун. дров на варку пищи и 15 фунтов выдается на каждую печку, печей же нет. Помещаясь в постройках, не приспособленных к отоплению, красноармейцы разводят костры, почему выдаваемого им топлива оказывается недостаточным. Это заставляет их разбирать постройки на дрова, что, конечно, не способствует поднятию авторитета русских войск среди местного населения.

Таким образом, русская армия в Восточной Бухаре представляет из себя оборванных, полуголодных, диких,  вдобавок наполовину не только не способных к активным действиям, но и дискредитирующих силу русского оружия, и такое состояние русских частей является следствием только что описанной политики центрального Бухарского Правительства и его местных представителей. Политической работы среди русских частей не ведется, нет и литературы и, конечно, не получая духовной пищи, красноармейцы не имеют представления ни о задачах советского строительства, вообще, ни о цели своего пребывания в Восточной Бухаре в частности.

X. Бухарские войска.

В то время как русские войска влачат в Восточной Бухаре жалкое существование, бухарские являются резким контрастом. Отлично обмундированные, сытые и расквартированные они с презрением смотрят на русских красноармейцев и служат предметом зависти для последних, однако, несмотря на заботы правительства, они вследствие недисциплинированности, скорее напоминают партизанские отряды, чем регулярную боевую силу.

Политическая работа не ведется и в частях нет ни военкомов, ни политруков, благодаря чему открыт простор для пропаганды панисламистских и пантюркистских идей, проводниками которых являются турецкие офицеры, как напр., Али-Риза Данияр, Фарук и Халид. Работа этих ярых врагов коммунизма, никем не сдерживаемая, особенно опасна и для бухарской коммунистической партии и для Советской России.

XI. Значение Восточной Бухары.

Восточная Бухара прилегает к трем областям с особенно фанатичным мусульманским населением: к Фергане, Афганистану, и к Читра. К первым двум она прилегает непосредственно, с последним же соединяется сравнительно небольшой полосой западных памиров.

Связь Ферганы с Бухарой существовала еще до Бухарской революции, зимою же 1920 года и позднее она стала еще теснее.

Афгано-Бухарская граница, никем в настоящее время не охраняемая, также свободна для перехода ее желающими, что и позволило в свое время сторонникам эмира бухарского уходить в Афганистан, а Афганцам-добровольцам присоединяться к сторонникам эмира, остававшимся в Восточной Бухаре.

Несмотря на то, что нет указаний на связь Восточно-Бухарских Повстанцев с Читралом, она не представляет трудности, т.к. горные тропики Памиров и Бухары не являются препятствием для туземцев, привычных к передвижению верхом. Таким образом, в географическом и по условиям настоящего времени, в политических отношениях, Восточная Бухара может быть названа узлом мусульманского Востока. Политическая обстановка последнего времени грозит тяжелыми последствиями: Ферганские басмачи черпают силы для продолжения войны, при одном лишь сознании, что аналогичное движение происходит в Восточной Бухаре, повстанцы которой в свою очередь действуют при молчаливом одобрении Афганистана, взявшегося за руль панисламского корабля Средней Азии. Представить Восточную Бухару самой себе, означало бы не только отказаться навсегда от советского строительства в ней, но и способствовать усилению наших злейших врагов.

Поэтому, политическая обстановка ставит вопрос о безотлагательном умиротворении страны, где в противном случае истощенные русские гарнизоны могут ждать с часу на час повторения Дюшамбинского предательства.

XII. Роль Энвер-Паши.

Пребывание известного башкирского националиста Занки-Валидова в Старой Бухаре, где он находится под защитой Бухарского правительства и присутствие Энвер-Паши в Восточной Бухаре в связи с принятием им на себя руководства повстанческим движением, свидетельствует о серьезности положения. Талантливый полководец и выдающийся организатор Энвер-Паша является героем Ислама и популярнейшим лицом в мусульманском мире. Насколько велико обаяние можно судить по тому, как его встречали в 1920 году в Баку на Съезде народов Востока мусульмане, целовавшие его платье. Искавший до русско-английского торгового соглашения поддержки в России для укрепления мусульманского мира, Энвер –Паша после этого соглашения неминуемо должен был искать иных путей для осуществления своих планов. Восточная Бухара, на первый взгляд кажущаяся каким-то далеким и глухим захолустьем, в действительности, благодаря указанному уже географическому положению и создавшейся в последние года политической обстановке, является той благодарной почвой, которой пропаганда панисламизма может дать обильные плоды. Если такой организатор, как Энвер разовьет здесь свою деятельность, фанатичный Афганистан, где вдобавок не мало единомышленников Энвера – турецких офицеров, не преминет оказать ему серьезную помощь, если не открытым выступлением, то во всяком случае, нелегальной поддержкой. Поэтому, если присутствие Энвера в Восточной Бухаре будет подтверждено, российские политические деятели и военное командование могут ожидать серьезных событий, при которых Англия не останется безучастной свидетельницей, так как для нее темное и беспочвенное панисламистское движение более приемлемо, чем коммунистическое просвещение мусульманского Востока.

Заключение.

Для полного умиротворения Бухары необходимо разрешить несколько вопросов, при том не программным путем, а чисто практическим, сделав некоторые отступления:

1. Облегчить тяжелое экономическое положение дехкан, уничтожив незаконные поборы и установив определенную экономическую политику.

2. Произвести земельную реформу.

3. Изменить налоговую систему в пользу дехкан.

4. Оказать дехканам материальную помощь, выдавая пособия или открывая кредит и снабжая сельско-хозяйственным инвентарем, скотом.

5. Восстановить путем ремонта разрушенные за время революции мечети и медресе и освободить те из них, которые оказались занятыми русскими войсками под казармы, канцелярии и друг. помещения, тем самым показывая населению, что мы не оскорбляем его религиозного чувства.

6. Установить братскую связь между населением и русскими красными частями посредством агитационной работы.

7. Поставить на должную высоту находящиеся в Восточной Бухаре русские части в политическом и материальном отношениях.

8. Организовать местную власть не назначением из Центра, а путем выборов из среды самого трудящегося населения, устанавливая таким образом на местах прочные советские органы.

Казалось бы, эти вопросы должны и могли бы быть разрешены нынешним Бухарским правительством. Однако, буржуазное по своему составу далекое от управляемой им массы и заинтересованное лишь упрочением своего благополучия, оно потеряло доверие широкого населения и не способно умиротворить страну и вывести ее из тяжелого положения, в то же время привитием панисламических идей правительство создает первый пункт для враждебных советской России течений. Поэтому, прежде разрешения этих вопросов, перед нами возстает самый важный и самый неотложный вопрос, без разрешения которого никакие работы в Бухаре и никакие переговоры с Бухарским правительством не будут плодотворны, а именно, вопрос о замене глубоко буржуазного и враждебного России правительства другим, более авторитетным у населения и дружественным России, контролируемый стоящею на страже интересов трудящихся коммунистической партией.

Наджиб Хусаинов.

Январь 1922 год.

Другие материалы по теме

Бухара (1918 - 1920 гг.). Искандаров Б. И.

Тайная сделка советской власти с главным "басмачом" Средней Азии

Гафур Шерматов, историк

 

Воспоминаний об этой...

Участие трудящихся Бухарского эмирата в восстании 1916 года в Средней Азии и Казахстане

Как известно, Первая мировая война складывалась крайне неудачно для России. Вследствие общей экономической, военно-технической отсталости и...

Повстанцы с палками: образ “басмачей” в жизни и в кино

В этом году в странах Центральной Азии круглая дата – столетие начала так называемого «басмаческого движения». За прошедший век советский...

Как на Юге Киргизии утверждалась власть… Колчака

(забытые страницы истории)

Мы уже писали о том, как в рамках гражданской войны...

Центральноазиатская борьба 1920—1930-х гг. против Советской власти в фокусе современных российских и узбекских исследователей

А. А. Максимович
ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКАЯ БОРЬБА 1920—1930-х гг. ПРОТИВ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В ФОКУСЕ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЙСКИХ И УЗБЕКСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ
Среди...

Жуковский С.В. Сношения России с Бухарой и Хивой за последнее трехсотлетие

Жуковский С.В. Сношения России с Бухарой и Хивой за последнее трехсотлетие / Сношенія Россіи съ Бухарой и Хивой за послѣднее трехсотлѣтіе
СПб., 1915 г. - 225 с.

...

Басмаческое движение на юге Казахстана и в Средней Азии

Становление советской власти в Средней Азии в первые годы после Октябрьской революции, освещалось совет­скими историками исключительно в...