Как на Юге Киргизии утверждалась власть… Колчака

(забытые страницы истории)

Мы уже писали о том, как в рамках гражданской войны начала XX века Советская власть боролась на территории современного Кыргызстана с басмаческим движением. Сегодня мы вспомним ещё одно действующее лицо – Крестьянскую армию, в 1919 году вышедшую из подчинения Красной армии и организовавшую настоящий крестьянский бунт на Юге Кыргызстана.

Официальная советская историография басмачей и белогвардейцев не жаловала и вспоминала нечасто. Забыты, например, фамилии первых юнкеров из числа каракиргизов (так тогда называли собственно кыргызов), разделивших горькую судьбу всех участников белого движения. Понять Туркестан того смутного времени нам помогут воспоминания о Джалал-Абадской Крестьянской Армии под предводительством Константина Ивановича Монстрова. Это формирование в союзе с влиятельными басмачами в своё время едва не вытеснило Красную Армию из Ферганской долины.

Как показывает история гражданской войны, в большинстве случаев успешные бои с Красной Армией проводили казаки или бывшие кадровые офицеры. Но в этом случае освободить несколько крупных городов долины от большевиков смогли простые крестьяне-переселенцы – в основном, украинского происхождения. Справку даёт председатель ассоциации «Славянская диаспора» в городе Джалал-Абад Валерий Улеев: «У нас (на юге Киргизии) казаков никогда не было. Только в городе Ош они стояли с 1876 года, после разгрома Кокандского ханства - и всё. А здесь по столыпинской реформе жили одни украинцы. Массу сёл, которые считали русскими, населяли именно украинцы. Традиций казачества на нашей земле не было, было украинское крестьянство».

Из служащих – в землевладельцы. Из землевладельцев – в командиры.

Константин Иванович Монстров происходил из переселенцев первой волны, осевших на окраине кишлака Джалал-Абад во второй половине XIXвека. Простой конторский служащий, в 1914 году – аккурат перед войной – он стал одним из состоятельнейших людей Джалал-Абада, уже получившего к тому времени статус города. Достичь такого успеха ему удалось, скупив у местных бай-манапов необрабатываемые земельные участки. Экспозиция краеведческого музея города Джалал-Абад сообщает о нём немного. Однако там упоминается, что в 1918 году тот организовал Крестьянскую Армию из числа переселенцев для защиты своих земель от набегов криминальных элементов, выпущенных декретом Временного Правительства на свободу.

В 1917 году в городе Жалал-Абаде проживало 5 тысяч человек. 29 декабря, на исходе года, там создаётся комитет общественной безопасности, в который было включено 10 человек. В январе 1918 года этот орган преобразуется в революционный комитет. Вместо отстраненного от власти волостного старшины (станового пристава) назначается, соответственно, военный комиссар. В его распоряжение поступает вооружённый добровольческий отряд в количестве 15 человек, состоящий из местных жителей. Последний, к слову, положит начало созданию городской милиции: он сразу же начинает выполнять функцию «ограждения личной и имущественной безопасности граждан» и содержится на средства населения.

С приходом к власти большевиков началась смута. Церкви были разграблены, базарные площади национализированы. Начались гонения на бывших царских чиновников, которые подозревались в симпатии к белогвардейцам. Люди арестовываются целыми семьями.

Растёт недовольство населения методами новой власти. В начале ноября, как пишет в своей книге историк В. Ф. Трунов, на помощь Джалал-Абадскому гарнизону по просьбе местного ревкома прибыл отряд красногвардейцев под командованием Д.С. Коновалова. Тогда-то и формируется так называемая Крестьянская Армия. Её штаб возглавляет К.И. Монстров. Туда же, по данным официальной советской историографии, проникают белогвардейские офицеры, командированные Сибирской Армией Колчака. Они, по тем же данным, и спровоцируют крестьян восстать против Советской власти.

Джалал-Абадская Крестьянская Армия: «белые» начинают и….

Штаб Крестьянской Армии располагался в городе Джалал-Абаде, поэтому личный состав армии формируется большей частью из местных переселенцев. Монстров воспользовался тем, что на территории Ферганской области большевиками не проводилась широкомасштабная мобилизация из числа переселенцев в Красную Армию (даже частичная мобилизация была проведена лишь осенью 1918 года). Забытая современными историками России и Кыргызстана, Крестьянская Армия была единственным подразделением Красной Армии, где не было политических ячеек и органов, контролировавших личный состав, то есть его благонадежность. Монстров лично требовал от командования Ферганским фронтом, чтобы в Крестьянской Армии не было политических работников из числа большевиков. Также он сохранил ношение погон, что исключалось в Красной армии как пережиток царского прошлого. Это не мешало ему беспрепятственно получать от того же командования амуницию, боеприпасы и жалование.

Крестьянская Армия делилась на 10 полков, четыре из которых  предназначались для активных походов, ещё четыре - для охраны крестьянских владений, а два полка составляли резерв и набирались преимущественно из подростков и стариков, не пригодных для боя. Большую часть времени Крестьянская Армия занималась сельскохозяйственными работами, и из 10 полков к реальным боевым действиям  (и то -  лишь отчасти) были готовы лишь первые четыре.

15 марта 1919 года от командования Ферганским фронтом в местный ревком приходит приказ вести наблюдение за Монстровым, а также разъяснительные работы среди переселенцев и личного состава Крестьянской Армии. Доходит до того, что штаб армии решается переподчинить КА Андижанскому уезду, где располагался тогда оперативный штаб. Штаб Крестьянской Армии делать это отказывается. Это и положит начало конфликту. 

К тому времени большевики уже развернули деятельность по продразверстке и  распределению земли среди бедноты. Местное население (имеются в виду славяне-переселенцы), видя, что Красная Армия не может защитить их имущество от набегов басмачей, поддерживает Монстрова, который умеет находить общий язык с последними.

Летом 1919 года Монстров заключает соглашение с видным лидером басмачей Мадамин-беком о совместной борьбе с большевиками. Басмачи пообещали впредь не нападать на крестьянские селения. Этим же летом начались активные боевые действия с регулярными силами Красной Армии. Объединённые силы Крестьянской Армии и басмачей (всего 20 тысяч штыков) занимают города Узген, Ош и объявляют там власть Верховного Правителя государства Российского Адмирала Колчака. Земли возвращаются помещикам и биям (те, впрочем, не успели принять этот дар новой власти), здания и объекты – их прежним владельцам. Реввоенсоветы упраздняются. На сторону Монстрова и Мадамин-бека переходит и пограничная стража, дислоцированная в селе Гульча (Алай). Начинается наступление на Андижан, где располагался штаб красного командования Ош-Андижанским участком.

Небольшой гарнизон, рабочие и партийная дружина Андижанского горкома организовывают оборону города. На помощь андижанцам прибывают красноармейцы -  в том числе и  Казанский полк, переброшенный с Закаспийского фронта. К крестьянской армии обещанная помощь из Омска так и не поступает. Это, в итоге, и  переламывает  ход гражданской войны в Ферганской долине.

Осада города Андижан длилась с 10 по 24 сентября. Реввоенсовет Ферганского фронта, председатель которого погибает в последний день осады в бою, постановил зачислить в Красную Армию всех своих сторонников. Политотдел опубликовал воззвание «К крестьянам Ферганы», призывавший к борьбе с контрреволюцией.

В.Ф. Трунов в своих трудах о гражданской войне в Ферганской области приводит следующую хронологию:

26 сентября: после короткого боя Красная Армия освободила древний город Ош. Гарнизон Крестьянской Армии разбежался при приближении Красной Армии. Захвачены склады с вооружением и боеприпасами. Над бывшей резиденцией Туркестанского генерал-губернатора вывешен революционный красный флаг.

28 сентября:  практически без боя освобожден древний город Узген.

29 сентября: после продолжительного боя освобожден город Джалал-Абад.

«Белые» рассеяны. С административного здания срываются старые флаги – их заменяют красные полотнища. В последующем из города исчезнут практически все атрибуты прошедшей эпохи.

Бесславный конец

Большая часть личного состава Крестьянской Армии разбежалась по своим хуторам. Остаток Крестьянской Армии вместе с Монстровым и Мадамин-беком бежал в горные районы Киргизии, где 22 октября 1919 года было создано Временное Ферганское Правительство. Однако уже 17 января 1920 года Константин Иванович Монстров с остатками свой армии возвращается в город Джалал-Абад, где добровольно сдаётся большевикам в обмен на амнистию для своих солдат и их семей. Позднее он был расстрелян, а его соратник Мадамин-бек… перешел на сторону Советской власти и позднее даже участвовал вместе с М.В. Фрунзе в смотре войск Красной Армии и красных басмачей.

Так окончилась попытка местных крестьян противостоять Советской власти. К сожалению, данная история сегодня забыта. Жители современного Жалал-Абада, где доля  русскоязычного населения неуклонно уменьшается, практически ничего не помнят о тех днях.

Но самое обидное даже не то, что мы забываем свою историю, а то, что пытаемся её исказить и заменить разного рода суррогатом. Красноречивый пример тому – величественный монумент в честь некоего Мурзакул Болуша (1861-1936), установленный на пересечении улиц Ленина и Токтогула в Жалал-Абаде. Создатели монумента предлагают титуловать его ни много, ни мало – «основателем города». Их, видимо, не смущает, что в 1877 году, когда Джалал-Абад получил статус города, этому «основателю» было всего 16 лет. Дорога из города Жалал-Абад в одноименный курорт, проложенная также носит имя этого неизвестного – в прямом смысле слова – героя. И пока местные власти поощряют подобные инициативы, настоящая  история края забывается.

 Эсен Шишкараев

При подготовке статьи использованы материалы из Жалал-Абадского краеведческого музея, предоставленные директором В.Мусиной и личного архива историка, почётного гражданина Жалал-Абада В.Ф.Трунова, а также его книги «Жалал-Абад – хроника событий 1877-1999 гг».

Источник: Polit.kg