Национально-освободительное восстание 1916 года в Казахстане

Начало XX века было ознаменовано усилением противоречий между крупнейшими странами мира за новые рынки сбыта, за передел сфер влияния. В первой мировой войне участвовало 38 государств с населением свыше 1,5 млрд. человек. Основные противники: Англия, Франция, Россия, Сербия, Япония, позднее, Италия, Румыния, США с одной стороны, Германия, Австро-Венгрия, Турция и Болгария – с другой. По своему характеру война была несправедливой, захватнической и империалистической с обеих сторон. Она принесла неисчислимые бедствия народам мира: было убито и умерло от ран 9,5 млн. человек, ранено 20 млн., из них 3,5 млн. остались калеками. Экономика многих стран была подорвана.

Особенно острыми противоречия оказались между такими быстро развивающимися странами, как Германия и Российская империя. Политика царизма, вступившего в империалистическую войну, привела к усилению социального и колониального угнетения национальных окраин. В годы Первой мировой войны их ограбление стало наиболее интенсивным и масштабным.

В начале XX века Казахстан стал сырьевой базой и рынком сбыта российской экономики. В годы войны из Степи в огромном количестве вывозили, преимущественно, скот. Был введен специальный военный налог. О несправедливости и бессмысленности Первой мировой войны в газете «Казах» писали лидеры либерально-демократической интеллигенции Алихан Букейханов, Ахмет Байтурсынов, Мыржакып Дулатов. Представители крестьянско-демократического направления интеллигенции Мухамеджан Сералин, Беимбет Майлин, Сабит Донентаев и другие сплотились вокруг журнала «Айкап». Летмотивом многих выступлений казахской интеллигенции стал лозунг «Оян, қазақ!» («Проснись, казах!») — под таким названием в 1909 году был опубликован сборник стихов Миржакыпа Дулатова. «Открой глаза, проснись, казах, подними голову, не теряй зря время в темноте…», — таковы были тогда дулатовские строки.

Казахская либерально-демократическая интеллигенция надеялась, что в случае победы в Первой мировой войне удастся создать национальную автономию.

В 1916 году встал вопрос о непосредственном участии казахов в войне. Однако колониальное правительство не собиралось вооружать «неблагонадежных» подданных. Вместо этого было решено использовать нерусское население России на тыловых работах. 25 июня 1916 года был опубликован царский указ «О реквизиции» на тыловые работы «инородческого» мужского населения Казахстана, Центральной Азии и частично Сибири в возрасте от 19 до 43 лет. Всего должно быть «реквизировано» для работ по обустройству оборонительных сооружений в районе действующей армии и на тыловые работы 390 тысяч человек. Согласно царскому указу, «реквизированные инородцы» должны были заменить русских солдат на тыловых работах. В 1916 году шла добровольная вербовка батраков-казахов для работы в кулацких хозяйствах и на предприятиях. Сообщение об указе опубликовали в местной печати и огласили на собраниях волостных управителей с дополнительными разъяснениями и комментариями.

Представители либерально-демократического движения России с самого начала появления царского указа говорили о его незаконности и предупреждали о народных волнениях. Уже в июле 1916 года члены Государственной думы из кадетов, трудовиков и мусульманской фракции требовали определить условия проведения указа в жизнь. По их требованиям вопрос о легитимности и последствиях царского указа от 25 июня 1916 года несколько раз обсуждался в Государственной думе.

В Казахстане отношение к указу царя было неоднозначным. Часть байской верхушки, а также чиновники так называемой «туземной администрации» поддержали царский указ и стали его главными проводниками в жизнь. Лидеры либерально-демократической интеллигенции во главе с А. Бокейхановым, А. Байтурсыновым, М. Дулатовым поддержали Конституционно-демократическую партию (кадетов) России, которая была за мобилизацию сил и ресурсов на войну с Германией. Будучи частью общероссийской интеллигенции, они стремились помочь фронту. Вместе с тем пытались убедить царскую администрацию не торопиться с мобилизацией и сначала провести подготовительные мероприятия. Радикально настроенные представители казахской интеллигенции: Токаш Бокин, Жанабай Ниязбеков, Аубакир Жунусов, Турар Рыскулов, Алиби Жангельдин, Сейткали Мендешеа, Баймен Алманов – выступали против указа царя и призывали народ к вооруженному сопротивлению.

В начале июля 1916 года почти во всех регионах Казахстана начались народные волнения. Первый удар приняли на себя чиновники царской администрации, составлявшие списки на тыловые работы. Пользуясь отсутствием у казахов метрических свидетельств, они произвольно включали бедняков в списки, независимо от возраста, а байских сыновей за взятки освобождали от призыва.

Система составления списков породила массовое взяточничество и злоупотребления. От набора освобождались должностные лица, волостные, сельские и аульные управители; низшие полицейские чины из коренных жителей; имамы муллы и мударисы; счетоводы и бухгалтера в учреждениях мелкого кредита; обучающиеся в высших и средних учебных заведениях; чиновники правительственных учреждений и лица, пользующиеся правами дворян и почетных граждан.

Посол губернаторский слово сказал,

Слово страшнее, чем джут и гроза,

И матери в страхе закрыли глаза…

И головы молча отцы опустили,

Суровые складки их лица покрыли,

Узнали они от шакальных послов,

Что царь отбирает народных сынов…

«Народные песни о 1916 годе», поэма акына Сартая, посвященная набору жигитов в 1916 году

Набор джигитов на тыловые работы стал основным поводом, толкнувшим массы к восстанию 1916 года. Главными причинами восстания являлись факторы социально-экономического и политического характера: усиление колониального гнета, насильственное изъятие земель, увеличение налогов и поборов, нещадная эксплуатация трудящихся, царская политика русификации, разжигание национальной розни, ухудшение положения народных масс в связи с войной.

Собаки шныряли по дальним аулам:

Урядники, приставы, есаулы,

Зубы оскалив, осклабивши скулы.

В зимовки входили, не вытерев ноги,

Брали за скот и за войлок налоги.

Будьте вы прокляты, счастье отнявшие,

Будьте вы прокляты, злобу поднявшие!

За каждой зимовкой таилися страхи,

Мелькали нагайки, лампасы, папахи,

Стоял над аулами черный туман.

Проклятый, забыть ли тебя, Тар-Заман,

Оставила сколько следов, посчитай-ка,

Посланников царских тугая нагайка!

«Народные песни о 1916 годе», поэма акына Сартая, посвященная набору жигитов в 1916 году

Главной движущей силой восстания 1916 года стало национальное крестьянство – шаруа, а также представители рабочего класса и ремесленники. После известия о царском указе представители 16 волостей рода албан Жаркентского уезда собрались 6 июля в урочище Акбеит. На этой встрече семидесятилетний Жаменке Мамбетов сказал: «Пусть лучше умрут старики, чем погибнут наши дети! Не будем исполнять указ белого царя!» Его поддержали участники собрания. 11 июля это решение Ж. Мамбетов довел до сведения царской администрации.

7 и 8 июля 1916 года в урочище Ушконур представители Джаильмышевской и других близлежащих волостей Верненского уезда собрались на специальный съезд и приняли решение: людей на тыловые работы не отпускать, с гор в долину не спускаться, а в случае насильственных мер со стороны властей оказывать им сопротивление.

В начале июля волнениями были охвачены западная и южная части Верненского уезда, где руководителями восставших выступили Бекболат Ашекеев, Токаш Бокин, Аккоз Косанулы и другие. Бекболату Ашекееву в то время было за 70, несмотря на свой преклонный возраст, он возглавил большой отряд повстанцев Джаильмышевской волости. На случай восстания участникам съезда было предложено иметь наготове оружие и держать при каждой юрте лошадей.

Аналогичный съезд с участием более 5 тысяч жителей одиннадцати волостей Жетысу прошел в местности Улкенсаз Узунагачской волости Верненского уезда Собравшиеся приняли резолюцию: «Лучше умереть здесь, чем идти на расстрел!»

Отарский регион тоже охватило восстание. Исполнявший обязанности полицмейстера города Верный офицер Поротиков докладывал 13 июля 1916 года военному губернатору Семиреченской области генерал-лейтенанту М. А. Фольбауму: «…многие киргизы (казахи) Отарского участка начинают перекочевку со степей в горы с целью сосредоточения всех киргизов в одном месте».

Постепенно волнения сменились организацией повстанческих отрядов, стихийное движение стало принимать организованный характер: сформировались его крупные очаги: Тургайский и Семиреченский центры с его признанными степными лидерами Амангельды Имановым, Алиби Джангильдиным и, соответственно, Токашем Бокиным, Бекболатом Ашекеевым.

Генерал-губернатор Семиречья М. А. Фольбаум для подавления повстанческого движения 1916 года создавал карательные отряды преимущественно из местного казачества. 17 июля в Жетысу и Туркестанском крае было объявлено военное положение. Царские власти перебрасывали сюда крупные военные силы, укрепляли гарнизоны. По указанию туркестанского генерал-губернатора А. Н. Куропаткина и военного губернатора Семиречья М. А. Фольбаума создавались вооруженные отряды из переселенческого населения. Крупные сражения произошли в урочище Асы, горной долине Каркара, близ селений Кастек, Нарынкол, Чарын, Жаланаш, Курам, в Садыр-Матайской волости Лепсинского уезда и других местах. Против повстанцев действовали специальные отряды царских войск с артиллерией и пулеметами. Приняв организованный характер, стихийное движение переросло в вооруженное восстание. Оно охватило весь Казахстан и вылилось в национально-освободительное движение. Напуганные размахом восстания царские власти 20 июля объявили об отсрочке призыва до сбора урожая, а 30 июля – об отсрочке до 15 сентября 1916 года.

Әлихан Бөкейхан (в центре)

7 августа по инициативе А. Бокейханова в Оренбурге состоялось совещание представителей Тургайской, Уральской, Акмолинской, Семипалатинской и Семиреченской областей. Участники совещания составили резолюцию из 17 пунктов. Документ, врученный царским властям, был подписан председателем совещания представителей пяти областей Казахстана А. Бокейхановым и его секретарями О. Алмасовым и М. Дулатовым. Лидеры национальной интеллигенции доступными им средствами пытались защитить интересы казахского народа.

Прибывший в Актюбинск Тургайский вице-губернатор заявил, что царский приказ будет исполнен, «хотя бы не останется в живых ни одного казаха». Узнав об этом А. Бокейханов, А. Байтурсынов, М. Дулатов и их сторонники советовали населению не сопротивляться власти, чтобы избежать жертв. В газете «Казах» от 11 августа 1916 года они выступили за реализацию приказа среди казахского населения без всякого сопротивления. Они были уверены, если казахи примут участие в тыловых работах, то после победы в войне народ сможет рассчитывать на облегчение своего положения и получить автономию, а участие в восстании будет расценено царским правительством как удар в спину русским войскам со всеми вытекающими последствиями. Поэтому казахская интеллигенция призывала помочь воюющей державе, частью которой был Казахстан.

В августе 1916 года депутаты Государственной думы А. Ф. Керенский и К. Б. Тевкелев по поручению своих фракций выехали в Туркестан. Лидер фракции трудовиков в Государственной думе А. Ф. Керенский охарактеризовал ситуацию в Туркестане и Степном крае как позорную страницу русской истории: «…при обнародовании и проведении в жизнь… высочайшего повеления то 25 июня были нарушены все, какие только можно нарушить, основные и неосновные законы Российской империи». Член мусульманской фракции Государственной думы М. Г. Джафаров, поддерживая основные положения запроса фракции трудовиков и выступление ее лидера, четко обозначил главную причину восстания народов Казахстана и Центральной Азии: колониальную политику царизма и прямую зависимость от нее действий исполнительной власти всех уровней.

Тем временем на западе Верненского уезда Бекболат Ашекеев предпринял меры для объединения разрозненных повстанческих групп. 13 августа 1916 года в местности Ошакты он созвал съезд представителей различных волостей, где было принято решение не подчиняться указу о мобилизации людей на тыловые работы. Обосновавшись в урочище Ошакты в горах Ушконыра, Б. Ашекеев начал готовиться к вооруженному отпору. Узнав о действиях повстанцев, уездный начальник подполковник Базилевский выступил во главе военного отряда. 13 августа произошло сражение, окончившееся победой карателей.

7 сентября в Верном состоялся суд, приговоривший Бекболата Ашекеева к смертной казни, суду были преданы 23 его ближайших соратника. Они не признали себя виновными. К смертной казни были приговорены Бекбатыров, Кузембаев, Аманжолов, Сатыканов, С. Ашекеев, Караксин, Абишев, Султанов, Нурбаев, Аманбаев, Екейбаев, Абдришев. Сын Бекболата Ашекеева Абдильда был лишен всех прав и состояния и сослан на каторгу сроком на 20 лет. 8 человек были оправданы ввиду недоказанности их участия в восстании, в том числе волостной правитель Сат Ниязбеков.

Для подавления восстания в Жетысу царские власти направили 95 рот в 8750 штыков, 24 сотни в 3900 сабель, 16 орудий и 47 пулеметов. В области были уничтожены десятки аулов, жестоким преследованиям подвергались мирные жители. В аулах и городах производились массовые аресты всех «подозрительных». По данным на 1 февраля 1917 года военно-полевые суды приговорили к смертной казни 347 человек, к каторжным работам — 178, к тюремному заключению — 129 человек, не считая расстрелянных без суда и следствия, погибших от рук карателей и кулацких отрядов. Царские каратели зверски расправлялись не только с повстанцами, но и с мирным населением. Десятки казахских и киргизских аулов были уничтожены, много казахов и киргизов было убито. Преследуемые царскими войсками, более 300 тысяч казахов и киргизов покинули родные места и бежали в пределы Китая, в Кульджинский край и Кашгарию.

Вслед за Верненским уездом Семиреченской области восстание началось в соседнем с ним Аулие-Атинском уезде Сырдарьинской области, откуда должны были мобилизовать 22 675 человек. Однако к концу августа 1916 года на призывные пункты там явилось всего около 3 тысяч человек.

Волнения в Аулие-Атинском уезде начались 1 августа 1916 года. Около 50 человек казахов разгромили дом лесообъездчика. Вскоре после этого волнения начали перерастать в вооруженные выступления. Меркенский участок был одним из важных очагов восстания в Сырдарьинской области. В документе от 29 августа 1916 года говорится, что «в Меркенском участке начались вооруженные беспорядки. Телеграфное сообщение Мерке – Пишпек прервано», восставшие подожгли село Мерке с трех сторон, а часть восставших окружила село Луговое. Переселенцы были охвачены паникой и разбегались из поселков. В ночь на 20 августа восставшие напали на карательный отряд под командой прапорщика Дудко. Бой длился до утра.

6 сентября 1916 года помощник генерал-губернатора Туркестанского края телеграфировал в Петроград военному министру Д. С. Шуваеву: «В Аулие-Атинском уезде близ села Луговое казахи напали на строящуюся железнодорожную станцию, на помощь отправлена конная команда – 100 человек. В селе Кузьминка сожжено до 10 домов, село Новотроицкое обложено большим скопищем казахов, здесь им оказывают содействие немецкие колонисты, доставляя провиант, в числе мятежников находится мулла и аулиеатинские и ташкентские сарты (оседлые узбеки)».

В начале сентября 1916 года для подавления Меркенского очага восстания из Ташкента дополнительно были отправлены две роты Сибирского запасного полка. «В результате в Мерке были арестованы 30 человек, которых привлекли к военному трибуналу. Начальник уезда Аулие-Ата Султанов и его секретарь, известный Азимхан Кенесарин доносили о восстании в Ташкент. Мужики Аулие-Атинского уезда, особенно Меркенского района, получили разрешение правительства на разгром казахских аулов и угон скота. К ним присоединились узбекские торговцы и казахские аристократы (например, такие, как Карабай Адильбеков) …» (Рыскулов Т. Грозный 1916).

Восстаниями также были охвачены Акмолинская и Семипалатинская области. Против восставших там действовали 12 кавалерийских сотен, 11 усиленных пехотных рот. По свидетельству С. Сейфуллина, волнения происходили во всех 48 волостях Акмолинского уезда.

В то время как в Жетысу, Сырдарьинской, Акмолинской, Семипалатинской областях и в районах Западного Казахстана повстанческое движение было подавлено или шел процесс жестокого подавления, в Тургайской степи оно набирало силу и нарастало с каждым днем. Восстанием были охвачены Тургайский, Кустанайский, Иргизский, Актюбинский уезды Тургайской области и ряд уездов соседних областей. Численность повстанцев Тургайского очага восстания в самый его пик составляла около 50 тысяч человек.

Тургайское восстание

Центром восстания стал Тургайский уезд. К началу восстания он состоял из 13 волостей, населенных в основном кыпчаками и аргынами. Абдигапар Жанбосынов был избран ханом кыпчакских повстанцев, а Шолак Оспанов – ханом аргынских повстанцев. 21 ноября 1916 года на курултае представителей 13 волостей (6 волостей кыпчаков, 6 волостей аргынов и 1 волость найманов) ханом восставшего Тургайского уезда был избран потомок Нияз-бия Абдигапар Жанбосынов (1870–1919). Внук знаменитого батыра Имана – сподвижника Кенесары Касымова – Амангальды Иманов (1873–1919) был назначен сардарбеком (главнокомандующим) повстанцев. Приехавший из России уроженец этих мест Алиби Жангельдин (1884–1953) стал своеобразным «идеологом» восставших.

Амангелди Иманов

А. Жанбосынов и А. Иманов разделили повстанцев на десятки, сотни и тысячи, создав, таким образом, свое войско. Было сформировано подразделение стрелков (мергенов) во главе с Кейки Кошкинбаевым (1871–1923). Существовала служба тыла, обеспечивавшая войска продовольствием, лошадьми, занимавшаяся изготовлением в кузницах ружей, сабель, кинжалов и другого оружия. При сардарбеке действовал военный совет – кенес. В районах, контролируемых армией А. Иманова, от управления была отстранена низовая аульно-волостная администрация, и гражданская власть перешла в руки повстанцев.

22 октября повстанцы окружили Тургай. Осада города продолжалась несколько дней. По трем направлениям к нему на помощь приближался корпус генерал-лейтенанта А. Лаврентьва. Узнав о приближении карателей, повстанцы сняли осаду и выступили навстречу царским войскам. 16 ноября сарбазы общей численностью около 12 тысяч человек атаковали отряд подполковника Катомина близ почтовой станции Тонкойма. Чтобы сохранить людей, основная масса повстанцев во второй пловине ноября отошла на 150 км от Тургая и сосредоточилась в районе Батпаккары, где расположился штаб повстанцев. Отсюда они совершали партизанские рейды со второй половины ноября 1916 года до середины февраля 1917 года. В местностях Татыре, Акчиганак, Догал-Урпек, Куйек повстанцы вступали в сражение с карателями. Царские власти бросили против повстанцев экспедиционный корпус в составе нескольких стрелковых рот, 18 казачьих сотен, 4 кавалерийских эскадрона, вооруженных орудиями и пулеметами. Погибли десятки тысяч казахов. Однако восстание так и не удалось подавить. В Тургайской области оно прекратилось лишь после свержения самодержавия.

Восстание 1916 года занимает особое место в истории казахского народа. Оно носило всеказахский характер, охватывало все регионы. Главной целью восстания 1916 года было национальное и политическое освобождение, тем самым оно подводило итог всей предшествующей борьбе казахского народа за свободу и независимость.

Восстание 1916 года потерпело поражение, множество казахов все же удалось угнать на тыловые работы. По статистике, приведенной ученым-историком А. С. Такеновым:

Туркестанский край — 90 тыс. человек (не все казахи).

Семиреченская область — 50 тыс. человек.

Акмолинская область — 69 834 человек.

Мангистау — 3 тыс. человек.

Уральская область — неточные данные.

Тургайская область — 50 тыс. человек.

Всего: 262 834 человека.

Казахи, попав в необычные условия с плохим питанием и снабжением, без знания языка, непривычные к климату, массово погибали. К примеру, будущий композитор Иса Байзаков был угнан вместе с отцом и братьями в шахты Кузбасса. На угольных копях была настоящая каторга. Люди работали под землей 12–14 часов. Смертность была очень высокой. Умирали от голода, болезней, от тяжелого изнурительного труда. По всей России можно было встретить казахов, узбеков, кыргызов, туркмен и таджиков, насильно вывезенных на тыловые работы. В необычных национальных костюмах, почти не говорящие на русском, они представляли собой экзотическое зрелище на улицах российских городов. Россияне принимали многих за китайцев и называли «ходя». Инородцы жили в заброшенных казармах, вагонах-теплушках, работали в сырых местах, кое-как питались, от нехватки витаминов и болезней многие умирали.

Председатель Мусульманского бюро Туркестанской Коммунистической партии Турар Рыскулов, репрессированный и расстрелянный в 1938 году, приводит в своих записях следующие данные: «По указаниям рабочие призывались из своих волостей, делились на 10, 100, 1000 человек, избирали „десятника“, „сотника“, „тысячника“. При них утверждали мулл, господинов, переводчиков, пекарей, мясников, парикмахеров. Обозначили порядок раздачи пищи, рабочим выдавали зарплату — 1 руб. в день. Сотникам выдавали по 2 руб., десятникам и переводчикам по 3 руб., муллам — 2 руб. Еда казенная». Добровольно на трудовой фронт отправились казахские интеллигенты, чтобы хоть как-то облегчить участь соплеменников, которые не владели русским языком.

Восстание 1916 года способствовало дальнейшему обострению политического и социально-экономического кризиса в Российской империи в целом. Оно расшатало систему военно-феодального и военно-колониального правления в России, став одним из звеньев разгоравшегося национально-освободительного движения народов Востока против колониального ига.

Экономическая разруха и поражение русских войск на фронтах империалистической войны, а также рост рабочего и аграрного движения в стране, в том числе восстание коренного населения Казахстана в 1916 году, свидетельствовали о том, что Россия стоит на пороге революционного кризиса. Демократические силы, в том числе рабочий класс и крестьянство, готовились к решающему штурму самодержавия.

 По книге Бегалина К. «В составе империи: Детская энциклопедия Казахстана». – Алматы: Аруна, 2011. – 224 с., ил.