Из объявления туркестанского генерал-губернатора, 31 августа 1898 г.

Из объявления туркестанского генерал-губернатора, 31 августа 1898 г.

(ЦВИА, д. №85, ч. IV, л.75)

Ныне объявляется во всеобщую известность нижеследующее:

Все арестованные участники позорного нападения на русский лагерь были разделены на 8 групп, о каждой из которых подробно публиковано в «Туркестанских ведомостях» и «Туркестанской туземной газете» на русском и сартовском языках.

Русскими и туземными властями были задержаны и привлечены к следствию всего 546 человек. Из них, по ближайшему расследованию, освобождены от судебного преследования 131 человек. Затем предано суду 415.

Военный суд, рассмотрев виновность каждого в отдельности ив преданных н» его суждение, совершенно оправдал 32 человека. Из остальных 383 виновных суд приговорил: трех к заключению в тюрьме и отдаче в исправительный приют, а остальных 380 — к смертной казни через повешение. Но вследствие ходатайства суда и моего, государь император соизволил даровать жизнь 362 (Казнено 18 (Прим. в подлиннике)) преступникам с заменой казни ссылкой в каторжные работы: трем — без срока, 147 — на 20 лет, 41 — на 15 л., 1 — на 13 л., 1 — на 8 л., 147 — на 7 л., 4 — на 4 г., в Сибирь на поселение — 15, заключение в тюрьме — 5 и одного в исправительный приют малолетних преступников. Из них уже выслано из края 360 человек.

Тяжкое горе этих несчастных людей и их семейств было последствием безумного фанатизма упомянутого выше дукчи-ишана Могамед-Али и его сообщников и легковерия увлеченных ими мусульман.

Участвовавших в нападении на андижанский лагерь и содействовавших таковому было, без сомнения, больше, чем осуждено. Знало же и не приняло мер предупреждения безумному нападению еще более, а потому, кроме уголовной ответственности непосредственно виновных, за. исключением волостей, невиновность которых вполне установлена администрацией, на все остальное население Ферганской области будет наложен денежный штраф (Для удовлетворения семейств погибших нижних чинов и для покрытия расходов: казны по успокоению края (Прим. в подлиннике)), а место, где проживал дукчи-ишан, и ближайшие и нему кишлаки, где зародилась и созрела преступная мысль нападения, будет очищено, жители выселены и там будет водворено русское поселение.

Теперь суд закрыт. Население словесно и письменными адресами просит прощения. Заявляя о сознании своей виновности и повергая себя милосердию государя императора, выражает свое ничтожество сравнительно о силами великой России и с могуществом белого царя.

Но все дело кончится лишь тогда, когда все заслуженные наказаний, в том числе денежный штраф и очищение места для русского поселения, выполнятся. До тех пор на значительной части ферганского населения будет оставаться несмытое чёрное пятно.

Текст воспроизведен по изданию: Андижанское восстание 1898 г. // Красный архив, № 3 (88). 1938