Об упразднении должности старшего манапа в кыргызском племени Бугу

У дикокаменных киргиз, рода бугу, со времени принятия ими нашего подданства, т.е. с 1854 года (Правильно с 1855 г.), учреждена была особая должность старшего манапа, который, подобно старшим султанам Большой орды, выбирался из числа более богатых или влиятельных киргиз, более знатных своим родовым происхождением и более преданных видам нашего Правительства. Означенному манапу, согласно Высочайшего разрешения, изложенного в отзыве Вашего Высокопревосходительства, 2-го февраля 1865 года, полагалось за время исправления этой должности производить из государственного казначейства жалованья по 343 руб. в год, начиная с 1-го января минувшего 1865 года.
Хотя должность старшего манапа в роде бугу учреждена была с тою главною целью, чтобы иметь возможность с одной стороны влиять на бугинцев чрез одно, вполне преданное нам лицо, а с другой — удерживать этим пограничный народ от беспорядков, баранты, перекочевок и других преступлений, но 12-ти летний опыт, показав на деле противное, побудил командующего войсками в Семипалатинской области ходатайствовать об упразднении этой должности.
Действительно, старший манап в роде бугу мог иметь фактическое значение в то время, когда преданность бугинцев была сомнительна, когда войска наши являлись в среде их кочевок только временно и весьма редко. При этих обстоятельствах нашему Правительству выгоднее было действовать или влиять на народ через одного, главного представителя, нежели через многих. С тех пор многое уже изменилось: бугинцы оказались народом спокойным, войска наши имеют теперь постоянное, в продолжение целого года, пребывание между ними, при р. Аксу, на юго-восточной стороне оз. Иссык-Куля; старшие манапы, злоупотребляя своею властью и своим влиянием, составляли только постоянное зло для народа в материальном отношении, между манапами и народом существовали постоянный разлад и несогласие, вследствие того, что первые, рядом происков и интриг, старались сами добиться звания старшего манапа, наконец, за смертью подполковника Бурумбая, майоров Качибека и Сарпека Саскина, в бугинской орде не осталось ни одной такой личности, которая своими заслугами и влиянием, оправдывала бы выбор в старшие манапы.
Желая прекратить на будущее время все поводы к интригам и образованию, при выборе старшего манапа, разного рода партий, действующих всегда не столько на общую пользу своего народа, сколько в видах личных интересов, я признал за лучшее воспользоваться первым удобным случаем, т.е. смертью последнего старшего манапа майора Сарпека Саскина, и предложил генерал-майору Колпаковскому упразднить в роде бугу должность старшего манапа. При этом постановил, чтобы нормальное и обычное между бугинцами управление оставалось по-прежнему в непосредственном ведении волостных управителей и аильных старшин, которые должны выбираться из среды народа на общем основании и чрез посредство которых делать на будущее время всякие служебные сношения с бугинцами.
О вышеизложенных моих распоряжениях, доводя до сведения Вашего Высокопревосходительства, имею честь присовокупить, что в ежегодном отпуске на жалованье старшему манапу 343 р., Высочайше разрешенных в 1865 г., не представляется более надобности.
Командующий войсками, генерал-лейтенант Хрущев
Начальник штаба генерал-майор (Подпись неразборчива). 1866 г., января 10, г. Омск
Рапорт генерал-губернатора Западной Сибири генерал-лейтенанта А. П. Хрущова военному министру Д. А. Милютину (Получен 1866 г., января 31)

РГВИА. Ф. Азиатская часть Главного штаба. Оп. 908. Д. 12. Л. 1-2. Подлинник.